?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

La Habanera 1

Гавану изучал методично, разбив на сектора. Сочетал ножные передвижения с парой турбусов.
В первый вечер прошвырнулся до Капитолия. Что сразу порадовало несказанно, так это малое количество автотранспорта. Не удивило громкое население и бездомное собачьё. Впрочем, особой агрессии ни те, ни другие не проявляли.

Второй день пребывания разбил на пеший ареал «родник дайкири-Ля Пунта-Малекон-Центральный парк» и на две петли с Т3 (за 5) и Т1 (за 10). Тройкой добрался до пригородного вымокания в волнах и в дожде, а единичка использовалась на западном направлении. Нырял наружу для квадрата по периметру площади Революции, для треугольника от колумбова погоста до джоновой скамьи и обратно и для угла от лисова небоскрёба до лидовой гостиницы. После пустобрёховой встречи с барыгой на Пасео под звуки костюмированного представления смаковал над лепотой и разрухой праздничный ужин дады.

Третье утро отметил заходом на табачку перед отъездом на дикий пляж пионерлагеря. Из Тарары через Аламар (Кохимар старика и море рядом) подскочил к Эль-Морро. Исступенив крепость по всем уровням и закоулкам и смешав в охлаждённом помещении лавки дымок «Партагаса» с ароматом арабики, выбрался в пекло. От удара жара спасли древесные тени и бисквитное мороженое. После тщетного ожидания нужного маршрута отправился из «Москвы в Тверь через Урюпинск», потеряв (если бы куда торопился) часа два с половиной. Непорядок, да ещё помноженный на «вечную маньяну». Мало достижений у кубинского социализма. С медициной, которую хвалят, не сталкивался (тьфу-тьфу-тьфу, как частенько приговаривал крёстный). Безопасность повыше, чем у латиноамериканских братьев. А в остальном…

По прибытию из Санта-Марии силы остались только на посещение арт-салона и рыбно-рисовый перекус.

Лишь во второй день октября добрался до площади Оружия. В кружевах вокруг христофорова собора и параллельно набережной отмечал литературные и не только следы. Монументами - автора и напарника Кихота, не пропившего глобус Гумбольдта и венесуэльского идола Симона. Зданиями - фонд Карпентьера, утренний (а потом и вечерний) кабаки Хема. Фонтанирующие львы у Сан-Франсиско добавились к чёрным рыкунам на авениде Марти. А вот слоШопена-то я и не заметил за толпой круизников. Паровозы былых времён стоят на приколе у блошиного рынка и центрального вокзала, но поезда не ходят – тотальная реконструкция. Вернувшись в старые кварталы, умело выкрутился при скользе на собачьем дерьме (следи за собой, будь осторожен). «За что» в харчевне для трудового народа нолили кофий за местный песо! Зато в «Корал Негро» вместо заказанной парфюмерии нашёл лишь показную бижутерию. Перед полуденной сиестой заглянул в турбюро, где у славной креолочки купил билетик в Пинар-дель-Рио.

После релакса планово двинул в экс-президентский дворец погружаться в революционную историю через антураж, фотографии, схемы, скульптуры и отдельно вынесенные к вечному огню военные железяки. Тихое двухчасовое музейное изучение сменилось песнями и плясками в «Бодегите» и «Амбос Мундосе», а флоридический уровень гама, шума и рома оказался сопоставим с атмосферой того дня в «Лужниках». На «Реал» нашлась коневая «фуэрца». Вечерний выход в пуэбло на районе предварил курино-банано-кабачковый ужин на веранде. Да гуавного сочку гватемальского прикупил. Отслушав заводного певца-пианиста Уильяма со звездой Давида на рубашке, настроился на ранний западный вояж.

Первые деньки - https://vk.com/album6333976_258685610

https://vk.com/album6333976_258720358