?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

La Habanera 2

На первый юбилей улёта Галы в Экс и, соответственно, битвы Ельцина с парламентом после обхода площадных братанов у ворот на Ногина укатил на 3-ем на тот берег. Мимо охраняемой скучающим солдатиком ракетной площадки Карибского кризиса дошагал до белого Иисуса, где сопровождавший штатовцев гусано вычислил по акценту как финна. По серпантину спустился в «марокканский миллионник», но межгородской трамвай оказался в запустении – рельсы поросли быльём. В Матансас или хотя бы предместья на «Херши» не прокатишься. Из Касабланки совершил восхождение к гаванскому дому Че, где, раздевшись по пояс, обдуваемый ветром с залива, совершил обряд перекура меж Христом из Иерусалима и Христом из Вильягранде. Мощную Ля-Кабанью несуетно залиновал нижней и верхней петлями, потоптавшись у флага с пушками и на закольцованной крыше. Купальную паузу провёл у «МарАзуль», пользуя на полную суточный автобусный билетик. Разменяв на вахте очередные 100 на 87, у полюбившихся «цирюльниц» турбизнеса закупил кефирный вояж.

Вечерний моцион посвятил нехоженым улочкам среди знакомых. Узрел старого Сервантеса в набитом сквере и Колумба во дворике капитан-генералов. Нить в сон от первооткрывателя протянул Вангелис с темой Эрика в финале впервые виденных «Огненных колесниц».

В ДР Беллы перед террасным омлетиком вывел кубинскую формулу. После китайского квартала под зарядную жидкость и «Упманна» покалялкал со стойкой хозяйкой партагасовой стойки. Двухэтажное колёсное средство использовал активно. К Леннону для фотосессии (очки приладить не удалось) прогулялся от «Ривьеры». Могилу Капы подсказали русскоговорящий охранник и мулатик с метлой. От бывшего захоронения Кристобаля, избежав трат, свернул на Сапату (Коллинза) для автоброска в Мирамар. Идею заплыть где-нибудь там реализовать не вышло. ТРЦ с разнообразными учреждениями и чёрными слонами дополнил огибанием приаквариумного квартала с башней российского посольства. Впрыгнув у отеля им. Пляж-де-Жанейро, через Флорес и мимо конуса-колосса Марти выкрутил к раскрученным синематографической «Яре» и хладосладкой «Коппелии». Но внутрь зазвала «Гавана Либре». В бывшем «Хилтоне» вышколенный персонал подсказывал с кондачка. С 20-го этажа адреналиново обозревал четыре стороны столицы, а на 22-ом побродил у фиделева штаба революции. Вдоль здания Фокса перебрался в «Националь», где Лаки Л. отдал экспансивную команду уничтожить Штирлица и Роумэна. Но главной мишенью в вотчине Меира Лански маячил гагаринский след. Аж два упоминания нашёл! Жаль, бюстика нет. А через сад пробрался к обрыву со стягом над Малеконом. Прыгать не стал, к бережку вывела кривая дорожка. Променад от поджигателей испано-американской войны до отеля «Довий» по набережной утомил солнцем, но приблизил ряд отмеченных в путеводителе элементов.

Лишь 6 октября вышел к Старой (бывшей Новой) площади. Дело было так. Первым делом добрался прямым углом через привокзальную к бухте. Зафиксировал православные купола у причала, ноктюрновое утешение Авроры у биржи, а также парижского кабальеро у колоколов. Раздобыв активатор на вынос, перевёл дух в энергию за пустым столиком у псевдоСкайуокера-ст. И ступил на средоточный прямоугольник. Гершель приветил буквами на планетарии, голая лысая бабища – вилкой на петухе, столичные радийщики – плакатом, а символически - запевом ресторанной братии. Далее в ходе обхода (включая заход за ограду замка Реал Фуэрца) полюбившихся кусков изначальной Гаваны кепку с краснозвёздным Че приобрёл за «санта-кларский че».

Паузу в изучении «всё того же города» провёл прыжками в воде в Тараре и спортивной ходьбой до конечной в Мегано. В отличие от многократного «Тропикоко» «Тропикану» даже на разок так и не вычислил. Хотя, в том числе, и для этого предпринял вечернее дефиле, которое включило длинный Нептуновый переулок, многоступенчатый универ с больничкой Калишто, подъём по Ронде рядом с неожиданным Бонапартом и ожидаемым стадионом, чудеса местной флоры и слалом меж школьных и трудовых масс на авениде Альенде. Предвкушая курортный визит, засыпал лапшу в кипяток, а засыпал под страстные речи Фиделя разных лет.

Последние сутки в своей самой западной (первой американской, второй испаноязычной) стране подводил эмоциональные итоги. Умеренный небесный душ с краешка карибского урагана способствовал. Затарился цигарками. В «севильский» почтовый ящик опустил карточку Софе. Милые закоулочки перехаживал с паузами у продавцов всячины. Ни в одном книжном не нашёл вдохновившего в годы молодые труда Лисандро. Даме-портье вручил ручку, а работникам общепита чаевых добавить не вышло – ужинать было нечем. Завершил прогулку на закате там же, где и первые шаги сделал по Гаване.

В день рождения Колумба, Сервантеса и Джона, а также в годовщину смерти Че – экая синхрония! - Антонио увёз вовремя и «северный ветер» не подкачал.


И, наконец, мой вариант расшифровки формулы:

Sombrero guitarra cigarro

                  ron

и всё перечисленное – в кубе!