November 23rd, 2010

echoist

Шамбала-Блюмкин (Тибетский вариант)

В 1924 году по весьма кружному маршруту стартовала экспедиция, которую возглавил яркий художник и будущий отец Агни-йоги Николай Рерих. Трудно сказать об истинных целях тура, организованного при участии американского капитала, но то, что художественные и этнографические задачи не были единственными, однозначно. Конечно, самого Николая Константиновича можно назвать психонавтом, если вспомнить более поздний термин, который придумал отец голливудской примы Умы, знаменитый пропагандист буддизма Роберт Турман. Но остальные участники похода решали поставленные в красной Москве политические задачи. Неугодный Советам Далай-лама ХIII должен был по замыслу большевиков быть свергнут, а спровоцированные беспорядки привести к установлению дружественного тибетского режима. Идея экспорта революции ещё забыта не была и проявлялась самым экзотическим образом.

Поэтому присутствие в составе участников под видом буддийского монаха Якова Блюмкина не должно удивлять. Думается, что подключить Блюмкина к рериховскому походу решил главный эзотерик ОГПУ Глеб Бокий, но при этом и сам наш герой преследовал собственные цели. Кстати, когда информация о деятелях коммунистического переворота стала более доступной, пусть и далеко не всегда проверенной, известный роман Виктора Пелевина «Чапаев и пустота» перестаёт восприниматься исключительной фантасмагорией.

Любопытно, что Глеб Бокий, видный чекист, один из основателей системы ГУЛага и руководитель парапсихологической лаборатории ОГПУ, согласно романам Юлиана Семёнова был непосредственным инициатором многолетней разведывательной эпопеи Максима Максимовича Исаева

Чтобы разобраться с мотивами столь активного движения Якова Блюмкина за секретами махатм, немного расскажем о биографии чекиста-авантюриста. А она сама по себе достойна попадания в ЖЗЛ. За свою короткую жизнь, длившуюся менее 30 лет, Блюмкин успел поучаствовать во множестве ярких событий, которых, впрочем, эпоха перелома общественного уклада, выпавшая на начало ХХ века, предлагала в избытке.

Симха-Янкев Гершевич Блюмкин родился в 1900 году в Одессе (по другим данным, на пару лет раньше и под Черниговом). Политическую карьеру начал как участник еврейских отрядов самообороны против погромов, а в 1917 году был уже агитатором, бойцом и экспроприатором с эсеровским членским билетом. Далее по заданию левого крыла партии был командирован в Москву, где возглавил отдел ВЧК по борьбе с международным шпионажем, а затем выполнял различные крайне рискованные поручения новой власти.

Участие в убийстве германского посланника Мирбаха, создании Иранской коммунистической партии, командовании боями против отрядов барона Унгерна – лишь некоторые эпизоды кроваво-красочной карьеры, ход которой нередко оказывался под угрозой внезапного прекращения. Блюмкина не раз могли расстрелять и большевики, и «бывшие свои», так как во всех делах он руководствовался лишь одному ему ведомыми принципами. Для истинного авантюриста внешние условия, режимы и организации являются лишь необходимым антуражем.

По окончании Гражданской войны Блюмкин вступил в РКП(б), на факультете Востока в Академии Генштаба превратился в полиглота, изучив арабский, турецкий, монгольский и китайский языки. Эти знания определённо пригодились ему во время Центрально-Азиатской экспедиции. А для реализации дальнейших собственных затей важную роль сыграли доверительные отношения с Дзержинским и Троцким. Став протеже «Железного Феликса», в 1921 году Якову удаётся перекрыть канал утечки драгоценностей из Гохрана через Эстонию на Запад. Кстати, ревельский эпизод едва ли не полностью лёг в основу романа Юлиана Семёнова «Бриллианты для диктатуры пролетариата», а агентурные псевдонимы Исаев и Владимиров, также год рождения и знак зодиака напрямую дают намёк на то, что Блюмкин был выбран автором одним из прототипов любимца миллионов, советского разведчика Штирлица.

И вот, такая незаурядная личность в 1925 году в Индии присоединяется к команде Николая Рериха. Какие же цели преследует загримированный в монгольского ламу Яков Блюмкин? Помимо решения обычных разведывательных задач, советский лазутчик, знакомый с трудами востоковеда Александра Барченко, надеялся найти местоположение легендарной Шамбалы, научному и художественному обоснованию которой посвятило себя и семейство Рерихов. Удалось ли экспедиции решить главную задачу, сказать пока невозможно: отчёты и по сей день скрыты в архивах спецслужб. Политических перемен участники похода также не решили: Лхаса не пошла на контакт ни с Москвой, ни с западными буддистами. Фактом можно считать только то, что, несомненно, увеличилось культурное достояние цивилизации.

Однако, на определённую результативность экспедиции косвенно могут указывать и тщательное охранение информации, и последующие вояжи в тибетско-гималайский регион немецких учёных, ещё одной советской экспедиции и уже в наше время коллектива известного башкирского офтальмолога Эрнста Мулдашева, чьи сообщения время от времени вновь будоражат искателей Шамбалы новыми надеждами.

А что же главные герои похода середины 20-х годов ХХ века? Николай Рерих со временем перестал отождествлять идеалы Майтрейи и коммунизма, о «махатме Ленине» больше не заикался, а со сталинским режимом контактов не имел. Яков Блюмкин после работы в Монголии и на Ближнем Востоке возвратился в Москву и был расстрелян в 1929 году как троцкист. Допущен ли он был к сокровенным знаниям, а также произошла ли реинкарнация авантюриста, сказать мы ничего не можем. Непосвящённым не дано.


http://discovery-russia.ru/index.php/zagadki/tajny-veka/item/65-energiya-i-vlast. - журнальчиковый вариант