November 24th, 2010

KonungsPalais

Шамбала-Schaeffer (Авантюристы свастики)

Склонные к оккультизму вожди Третьего Рейха также вынашивали свои планы «дранга нах Тибет». Помимо того, что самое высокогорье Земли находилось на тот момент под контролем «британского льва» и естественным образом вызывало аппетит германского милитаризма в борьбе за колонии, были ещё и некие идейные мотивы. Ведь в мешанине гитлеровских построений, обосновывающих «его борьбу», находилось место и «юберменшу», ведущему свой род из общеарийского котла, и завуалированным буддистским практикам, с помощью которых мировое господство могло бы быть достигнуто не только кроваво-технологическим путём. Даже светлый солярный символ Свастика был переосмыслен дизайнерами национал-социализма и превращён в зловещий Хакенкройц, один вид которого заставлял содрогаться миллионы людей в ходе Второй Мировой войны.

 

По некоторым данным, последователи Шакьямуни и немецкие реваншисты затеяли диалог после появления в Германии мистической организации «Туле» и Тибетского общества. А отец евразийства и геополитики, социолог Карл Гаусгофер, исходя из своего видения мироустройства, наметил вектор грядущих экспедиций в Тибет и Гималаи. Среди прочих целей, для быстрейшей реализации советов мудрейших махатм, планировалось организовать прямой радиомост между Берлином и Лхасой.

 

Походы нацистов за секретами Шамбалы были тщательно закамуфлированы, как и миссия Рериха. В первой экспедиции 1931 года, то есть ещё до прихода фюрера к власти, организованной и профинансированной Соединёнными Штатами, присутствовал «тихий» орнитолог Эрнст Шеффер, который в свои 20 лет смог отличиться по дороге из Мьянмы через Китай на «крышу мира» открытиями в ботанике, зоологии и географии. Однако, позже стало известно, что он являлся и офицером СС, одной из важнейших структур нового немецкого порядка. А внутри системы «охранных отрядов», которые возглавлял рейхсфюрер Гиммлер, существовало и общество «Аненэрбе», ставившее, в том числе, задачи овладения энергиями более тонкого, чем материальный, порядка для осуществления главных нацистских планов планетарной экспансии. А где, как не в Шамбале, было искать доступ к этим энергиям?

 

«Аненэрбе» (Ahnenerbe, в переводе с нем. – наследие предков), наряду с «Туле» и «Врил» одна из загадочных эзотерических организаций, созданных для духовного и исторического оправдания германского национал-социализма.

 

Шеффер ещё дважды побывал в тибетских краях. После второй совместной американо-германской экспедиции 1935 года он смог повысить свой научный статус, защитив диссертацию, и подняться по карьерной лестнице, получив чин оберштурмбанфюрера. А в 1938-1939 годах, судя по некоторым источникам, путешествие в Лхасу оказалось наиболее результативным. В этот раз тибетский поход готовился в кулуарах «Аненэрбе», и состав участников был чисто немецким. В Берлин Шеффер привёз личное послание Гитлеру от тамошнего правителя с заверениями поддержки, радиосвязь была, наконец установлена, а специалисты разного профиля смогли провести исследования и даже отснять киноплёнку.

 

В своём научно-приключенческом отчёте «Тайны Тибета», написанном в 1943 году, Эрнст Шеффер приводит массу страноведческого материала, но Шамбалу не упоминает нигде. Не говорит он и политической стороне миссии. Хотя думается, что и дипломатической конкретикой, и достижением мифической страны были озадачены другие участники экспедиции. Дальнейшая судьба учёного авантюриста преломилась в событиях мировой войны, развязанной гитлеровским режимом, но прожил он, впрочем, до почтенного возраста. Возможно, причастность Шеффера к поиску сакральных знаний позволила ему это?

 

Каковы были истинные достижения немецких экспедиций в поисках Шамбалы, сказать по-прежнему не представляется возможным. Если судить по полному разгрому германского национал-социализма в мае 1945 года, то – плачевные. Одной из загадок Победы, кстати, осталось то, что при штурме Берлина советскими солдаты были обнаружены трупы тибетских лам. Применить буддистские откровения в тоталитарной политике не удалось. Развал СССР в 1991 году также явил собой крушение жёстко свинченной идеологической системы при недостатке вполне материальных энергий. А судьбы авантюристов, преломлённые художественным воображением, стали подспорьем для псевдоисторических книжек и эффектных блокбастеров.