November 8th, 2018

SuroVen

Шабад в четверг (Time & A Word 5)

8 – Мелодия для флейты Тони Айомми

Любимый коллектив святителя принял в 10 классе на удивление легко. «Олл райт нау вонт ю лизн» орал на рассветной прогулке после выпускного. Не ценностно прикипел, а сердцем и задницей. Удивительно, что в 1979-80-м годах первыми попались в уши первые три альбома. Уорд ударил в колокол, и – понеслась! На гитаре не играю, но последовательности 2-3 хитов любил дёргать на нижних струнах. Особенно железного «дровосека». Да как хрипотну меж щипками: «Наш бесстрашный Камахану поколол все барабаны». Имеется ввиду: Generals gathered in their masses. Just like witches at black masses. J. Жаль, первую строчку свиней по-нассъовски забыл, она ярче. Без 100 грамм не вспомнить. Попробую в психоделическую минутку, которая, правда, на полторы суток растянуться может.

За годы роковой зависимости внимательно и плотно изучен материал по одноимённый джоновангелисовскому творению альбом. Фрагментарно - с явления Дио по Тюра. Зато Тони эддический закручен в психику, кстати, с семизвёздным сольником Тони главного намертво, вальхаллически.
I`m No Stranger To Love In Jerusalem. С Айомми выплыл персонаж из студенчества. Любитель шабаша лукаво-скромный художник Вадик взял себе псевдоним, да был не особо внимателен и грамотен: Iommi прочитал как lomi, добавил первую букву имени, получилось Вlomi (читай Вломи). Я его ласково звал Бломи. Меломаны РИНФа при порывах к музыке сложной «грешили» и страстью к минималам от композиции. И делились на любителей Саббата или Крафтверка. С превалированием всё же второго я держал обе линии. Время показало призрачную простоту обоих ансамблей. Тотальный Computer Sabbath! А с братом-стрельцом разделяю и плюсы, и минусы натуры человеческой. Готовя диплом, вычитал у какого-то деятеля, что настоящая фамилия Оззи Робертович. Ну, я-то тоже Изя. Впрочем, можно и не смеяться: англосаксы и евреи комплементарны.

Студийный пятилетней давности выслушивал раза три от корки до корки, опустошая 0.5 в процессе. 13 обволок и вглубь уволок, но диск С переполнен – ничего не запомнил.

P.S. Лёша Камахин, шапочно знакомый приятель Паго, тишайший двоечник к аппаратуре относился крайне бережно.

P. P.S. Посаботируем, естественно, с Е.Ф. в зазеркалье, прорвавшись через hole in the sky.