April 4th, 2020

SuroVen

Isola

Дневник костолома сочинял увлечённо. Каждый день добавлял новый опыт освоения времени-пространства внутри треугольника «комната-кухня-ванна». А вот записки сидельца без короны как-то не складываются.

Пока не вырезали гланды, пребывал по болезням в одиночном домашнем режиме долгими зимними неделями многократно. В полярнинском детстве занятия ангиноид находил без проблем. Половину 1977 года уже на родине провёл в закрытом противотуберкулёзном диспансере – реакция манту подвела. Там под неустанным контролем докторов и учился, и влюбился. Жизнь с января до июля протекала внутри домика и дворика на Leineri (спустя 30 лет сгонял туда спецом). Даром, что по мёртоновской классификации «изоляционист» J.

Не жалуюсь и сейчас, но того восторга от герметичности нет. Привычка двигать собой в полный рост по шару ближним, средним и дальним кругом сказывается. А, скорее даже, излюбленное чередование крайностей: полной ясности сознания и психоделического угара, неутомимого движения и валяния на диване.