?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Praha (Столицы алхимии 2)

Столица Чехии, пожалуй, самый эзотерический город Старого Света. Даже в хрестоматийном определении «Злата Прага» словно заключён намёк на металлическую трансмутацию. А для русского уха в названии города слышится слово «порог», что явно определяет пограничный характер места перехода в иные состояния и на другие уровни реальности. Репутацию Праги как земных ворот в трансценденцию за столетия создали мистики, маги, теологи, астрологи и, конечно, искатели философского камня.

Алхимики получили здесь полный карт-бланш в третьей четверти ХVI века, когда из Вены в Прагу перебрался чудаковатый император Священной Римской империи германской нации Рудольф II. Кстати, именно он был удостоен Михаилом Булгаковым в романе «Мастер и Маргарита» стать одним из почётных гостей на балу Воланда. Благодаря Рудольфу, который лично занимался спиритизмом и коллекционированием магических реликвий, знаменитая Золотая улочка заполнилась учёным и шарлатанствующим интернационалом.

Император пригласил британцев Эдварда Келли и Джона Ди, работавших на стыке точных и оккультных наук, а также основоположников современной астрономии немца Йоганна Кеплера и датчанина Тихо Браге (в Праге и скончавшегося), не чуждых, как в те времена было в порядке вещей, герметических учений. Поиск сакральных знаний пошёл полным ходом. А если учесть, что в многослойной амальгаме этнических элементов, присущих чешской столице, помимо мощных германской и славянской важную роль играет и еврейская составляющая, то не удивительна влиятельность каббалистов. Атмосферу мистических кварталов прекрасно передаёт гораздо более позднее произведение «Голем», в котором автор Густав Майринк представляет сам Пражский Град одним из героев романа. А гомункулус, который через страх заставляет чувствующих людей двигаться к истине, является на свет как раз благодаря опытам местных алхимиков.

Плюралистичность пражского уклада, сложившаяся с начала Средних веков, позволяет и формально, и по степени оккультной центростремительности сравнивать столицу Чехии с древним Вавилоном. Недаром, отец-основатель сюрреализма Андре Бретон называл Прагу «потаённой столицей Европы». В городе нередко на протяжении многих столетий срабатывали механизмы общеевропейских событий. Из недавних примеров вспоминается пражская весна 1968 года, когда в поисках «социализма с человеческим лицом» Александр Дубчек сотоварищи выступили детонатором развала всей мировой коммунистической системы на рубеже 1990-х годов.

Хотя ставший пражанином российский эссеист Пётр Вайль иронично убавляет значение Златой: «В XIV столетии, при Карле IV, Прага была больше Парижа и Лондона. Пышнее многих — в XVI веке, при Рудольфе II, перенёсшем сюда императорский двор. Но столицей Европы — ни явной, ни тайной — не была никогда: налёт провинциальности здесь лёгок, но ощутим». Автор цикла «Гений места» с Прагой однозначно соотносит Ярослава Гашека, лёгкий юмор которого скорее пахнет пивом и шпекачками, нежели ртутными парами и эфирными маслами. Сей же дух характерен для иных писателей. Ведь, помимо автора «Бравого солдата Швейка» тут родился и создатель «Превращения» Франц Кафка, чей образный строй изменил характер литературы ХХ века. Аборигеном был и австрийский поэт Райнер Мария Рильке, одна из эпистолярных пассий которого Марина Цветаева проживала и творила в 1920-е годы тоже в Праге. Именно здесь написаны блистательные «Поэма Конца» и «Поэма Горы», инспирированные вспыхнувшей на берегах Влтавы страстью поэтессы к двуликому агенту Константину Родзевичу.


Трое знаменитых уроженцев Праги, ниспровергателей стереотипов в своих сферах нашли славу за океаном. Мартина Навратилова придала женскому теннису мужской характер, Станислав Гроф ввёл в психологическую науку психоделическую практику, а Мария Корбелова испытывала на других странах глобалистские политические схемы, став первым в истории США государственным секретарём женского пола под именем Мадлен Олбрайт.

Можно было бы ещё долго перечислять знаменитых персон и охать от обилия достопримечательностей. Однако с Карлова Моста пора перенестись на отмели главной водной артерии Центральной Европы, а вид жидкого покровительства Меркурия по пути сменить со старопрамена на меланж.

Comments

patinov
Apr. 5th, 2011 03:49 pm (UTC)
ну а чехлова столица по мне перво-наперво из самого начала 70-х ледовые враги, причем оборонцы - холичек и дзурилла, махач и поспешил
sv_erik
Apr. 5th, 2011 03:55 pm (UTC)
ПОспишил поспешИл, а Махач устроил махач :)