?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Город и Писы

В туристических каталогах Бельгия не является приоритетным направлением. Соседи по Бенилюксу согласно статистике манят визитёров сильнее: Люксембург - сказочной миниатюрностью и условиями для банкиров, Нидерланды - особой проявленностью свобод по всем фронтам. Однако, Бельгию навестить стоит непременно, ведь это уникальное еврообразование обладает целым букетом неповторимых цивилизационных элементов. Цветочную аллюзию раскроем ниже, а пока – о первых впечатлениях.

Ознакомительный вояж в Бельгию автор совершил на заре своей осознанной страноизыскательской карьеры во время германской командировки. Евролайновский автобус за три часа добросил до столицы Евросоюза из Дюссельдорфа, а туда, кстати, ростовцы могут долететь прямым рейсом. Так что весь путь до Брюсселя займёт часов восемь.

На въезде в страну хоть из Германии, хоть из Франции, хоть из Нидерландов взгляд сразу выхватит белые ультрасовременные ветряные мельницы, добывающие для озабоченных природосохранением граждан альтернативную энергию.

Бельгия в декабре – это ветер и дожди, но даже ненастье не помешало пытливому путешественнику, как это было в моём случае. По прибытию на Северный вокзал нетрудно попасть на основную пешеходно-магазинную улицу Ньёв (или rue de Neuve), которая приведёт в сердце нынешнего стольного града Евросоюза. А уж в старых кварталах найти массу красивостей и интересностей не составит труда: Гранпляс и Королевский дворец, музей Магритта и писающие фигурки.



Последние стали брюссельским ярлыком на сувенирной продукции. Манекен Пис, то бишь, писающий мальчик стоит на соседней улочке с ратушей. Рядом с ним домик, где хранятся разнообразные одёжки городской легенды, в которые его облачают по разным поводам. К примеру, в форму национальной сборной в дни главных футбольных форумов. Правда, «красные дьяволы» в последние десятилетия подрастеряли свою грозную силу. А ведь в 80-х годах с Жаном-Мари Пфаффом в воротах добивались медалей на чемпионатах Европы и мира.  

Не на таком видном месте, но не так и далеко стоит и фонтанчик с писающей девочкой, появившийся в конце прошлого века. Его найти можно, слегка поплутав по закоулкам старого города. А не так давно компанию бесстыдникам Жульену и Яннеке составил и металлический собачонок, занятый тем же делом.

Стоит отметить, что Брюссель по своему характеру синтетичен по многим параметрам. Дело не только в сочетании хайтека и архитектурных шедевров предыдущих десяти столетий. Ведь главный бельгийский город – трижды столица! Общенациональный статус дополняется наличием головного офиса североатлантической договорной организации и административных зданий Европейского Союза. При этом, не стоит забывать, что сама столичная агломерация, а это почти два миллиона жителей, является единственным в стране официально двуязычным регионом. Здесь признаны равноправными как французский, так и нидерландский языки.Однако, большинство в столице – за валлонами, франкоговорящими бельгийцами, а речью Виктора Гюго (который, между прочим, считал

Grote markt=Grand place самой красивой площадью мира!) здесь владеют почти все поголовно.

Истинные галлы, правда, подтрунивают над особенностями диалекта северо-восточных соседей, в результате чего бельгийцы для французов в анекдотах предстают как чукчи для русских. С подобным шовинизмом сталкивался и самый знаменитый бельгиец из литературных персонажей Эркюль Пуаро, который волею Агаты Кристи не раз распутывал сложные дела в конкуренции с детективами Четвёртой республики. А в Англии ему не раз приходилось пресекать мнение, что «он – «лягушатник».

Коль мы заговорили о литературе, то следует упомянуть и о других писательских следах на территории Бельгии. В Брюсселе родились автор «Грозового перевала» Шарлотта Бронте и магический экспериментатор Хулио Кортасар. Героев аргентинца, который большую часть жизни провёл в Париже и Буэнос-Айресе, тем не менее, не сложно представить в поисках друг друга в переплетении брюссельских улиц. А создатель «Цветов зла» Шарль Бодлер последние годы духовно и физически промучался в столице бельгийской Валлонии Намюре, откуда его и увезли хоронить в родной Париж.

Из национальных же героев нельзя не вспомнить трёх знаменитых персон. Франкофон Шарль де Костер создал фландрийский эпос о деяниях Тиля Уленшпигеля, Неле и Ламме Гудзака, фламандец Эмиль Верхарн, наоборот, писал символистские вирши по-французски, а билингвист Морис Метерлинк прославился общечеловеческой пьесой-притчей «Синяя птица».

При том, что Бельгия исторически сложилась как страна двуязычная, франко-нидерландская, «спикающих» и «шпрехающих» тут тоже неплохо поймут. Поэтому, что в магазине, что в ресторане, что на транспортных маршрутах коммуникационных проблем в столице ЕС и других местах не будет. Кстати, государство не имеет общенационального телевидения, а главные каналы вещают на основных языках регионов. Национальные меньшинства также не находятся в загоне. Потомки аборигенов колонии Конго времён короля Леопольда, а также представители Турции и арабского мира воспринимаются как толерантная добавка.

Возвращаясь к брюссельским примечательностям, стоит упомянуть дворцовый комплекс с парком, а также щедрые коллекции Королевского художественного музея.

На подземном этаже в нём находилось самое большое собрание знаменитого мастера визуального парадокса Рене Магритта, а с 2009-го года работы бельгийского сюрреалиста переместились в отдельное здание неподалёку.

Спускаясь обратно от владений Их Величеств сквозь узкие переулочки, на главной площади стоит рассмотреть сочные детали ратуши, апартаментов короля Брабанта (Хлебного дома), а также по периметру гильдейских и частных домиков, каждый из которых имеет имя собственное как «Лиса», «Волчица», «Кошелёк» и другие. Сама же площадь раз в два года превращается в шедевр флористики.

С 12 августа 1971 года на три-пять дней Гранпляс становится гигантской клумбой. Каждый раз порядка ста спецов скурпулёзно выкладывают новый цветочный орнамент из более чем семисот тысяч бегоний. Рассматривать и фотографировать цветочное панно можно бесплатно, а за 3 евро снять панораму с крыши одного из домиков. Брюссельский цветочный ковёр размером 77 на 24 метра расстилается раз в два года из-за того, чтобы выращенные в окрестностях Гента во Фландрии бегонии достигли оптимальных кондиций. В свете ночных прожекторов разноцветная живая мозаика выглядит не менее эффектно, чем картины Магритта.

Для посещения объектов постиндустриальной эпохи, если неохота пользоваться метро, проще всего сесть на типичный для европейских городов двухэтажный туристический автобус, который по системе hop on-hop off бегает и по Брюсселю.
Он довезёт до построенного к всемирной выставке 1958 года Атомиума, технического символа в форме кристалла железа с ресторанчиком в верхнем шаре. Рядом с этим артефактом можно прогуляться по «Мини-Европ
е» — парке копий хрестоматийных сооружений материка. На дальнейшем маршруте можно увидеть штаб-квартиру НАТО, конструктивистские офисы для чиновников Евросоюза, Триумфальную арку. Также в Брюсселе полно велосипедных дорожек. Взяв двухколёсную машину на прокат, можно изъездить всё самому.  

Ну, а я люблю города чувствовать не только глазами, но и пятками. Поэтому краткие поездки – только для того, чтобы слегка снять мышечную усталость.

Наездившись и находившись, можно удивить и вкусовые рецепторы. Для этого стоит вернуться в старые кварталы и найти улицу Мясников (Rue des Bouchers / Beenhouwersstraat). Плотность ресторанчиков там колоссальна, и на 20 евро можно наесться от пуза. И не думайте, что вас будут потчевать исключительно брюссельской капустой, названной так в своё время великим систематиком Карлом Линнеем, хотя и она как гарнир к мясным или рыбным блюдам вполне себе вкусна и полезна.

Бельгия также внесла в кулинарную мировую копилку картофель фри и бельгийские вафли, которые можно попробовать за символическую плату на уличных лотках Fritkots и в кондитерских вдоль Новой улицы. И ещё во всём мире очень ценится бельгийский шоколад, особенно с изобретённой здесь начинкой пралине. Наборы можно смело везти домой сладкоежкам в подарок. Также в окрестностях Брюсселя производятся особые сорта пива: ламбик, и так называемое «брюссельское шампанское» - гёз. Любителям пива рекомендую, хотя сам в любых разъездах для ясности восприятия сохраняю абсолютную трезвость.

Конечно, охватить все интересные места Бельгии в кратком очерке нереально. Вне нашего повествования остались приморские Брюгге и Антверпен, валлонские Льеж и Генк.

Но два пункта и один большой объект порекомендую для любителей военной истории. В 20 километрах от столицы по пути в международный аэропорт Шарлеруа находится деревушка Ватерлоо, чьё название обессмертила не только победа Веллингтона и Блюхера над Бонапартом, но и брайтонский хит 1974 года шведского квартета ABBA.

А недалеко от французской границы находится городок Ипр, который внесён в анналы мировой истории как ключевая точка Западного фронта Первой мировой бойни. Именно там германец в 1915 году применил химическое оружие - хлор, а ещё через два года, также впервые в качестве оружия, - горчичный газ, известные ныне как поражающее средство «иприт». В память о погибших бойцах на въезде в Ипр воздвигнута триумфальная арка — так называемые Мененские ворота.

Из вполне мирных, можно сказать, весёлых дел раз в три года в Ипре проводится костюмированный кошачий фестиваль, но исторический душок у него трагичен для друзей наших меньших. В средние века с городской башни живодёры метали живых кошек, теперь же вниз летят хвостатые усатые игрушки.

И третье место, ныне радующее своей пасторальной ландшафтностью – это холмистые Арденны, где во время обеих мировых войн произошли кровопролитные сражения.

А вот русской культурной традиции созвучен ещё один бельгийский город – Мехелен, Ведь именно благодаря его французскому названию, а не сладкой ягоде звонари в православных храмах используют «малиновый звон». Впервые он прозвучал как раз в главном соборе Мехелена. И матрос, и плотник Пётр Михайлов для меняемой им России первый карильон заказал во Фландрии именно по мехеленскому (малинскому) стандарту. Послушать звон колоколов собора Святого Румольда – удовольствие для спиритуализирующих меломанов.

Так что, Бельгию никак не представишь страной, лишённой своеобразия. А побывать в ней стоит в любое время года: холод и снег зимой, или удушающая жара для омываемой Северным морем страны – это аномалия.



Comments

( 4 comments — Leave a comment )
(Anonymous)
Mar. 20th, 2012 09:43 am (UTC)
СН Орешин
А впечатления, - молодцы бельгийцы, придумали фишку - центр Европы, стянули на себя одеяло, в том числе в плане управления Евросоюза (на мой взгляд, Европа всё же сходится в Швейцарии, здесь намешана и Италия, и Германия, и Франция, британской частички только не хватает, ну, они, может, не зря на острове живут, и в Шенген, и в Еврозону не вступают, - сами по себе, а так для меня швейцарцы в центре и географически и структурно). Предполагаю, что бельгийцы с меркантильной по сути и далеко идущей мыслью двигали идею, - а вот центр Европы то здесь, а давайте у нас разместим большую часть евроуправы, а вот сделаем центром шестёрки зачинателей еврообъединения, - Брюссель, и вечные соперники Германия-Франция довольны. Сейчас, когда в разных формах евросообществ состоит 27 стран, трудно представить, какая куча народа задействована в евроуправлении, и немалая часть трудится на территории Бельгии, - а это и занятость, и зарплаты, и налоги, и прямая и косвенная обслуга всего этого процесса (бельгийские уборщики, бельгийские рассыльные, бельгийские водители, проживание, бельгийские кафе и магазины – в которых евроуправленцы тратят деньги). Особо оценил эту продуманность позже, когда прочитал, как просел Бонн после потери столичного статуса.
Другая история, по-моему, из той же песни, - «придумай фишку и тяни одеяло на себя», - только другими словами.
Бельгийский Антверпен был анонсирован нам гидом как центр ювелирного дела, как оказалось, прагматичные бельгийцы вывозили задаром из своих колоний «сырые» камушки, создавали в своей стране рабочие места по их обработке, и продавали с процентом. Колониальная эпоха ушла, а они продолжают этим зарабатывать. Оставляют себе тот самый прибавочный продукт, что мы, живущие в такой богатейшей стране, только начали осмысливать и пытаться создавать самим, оставлять его здесь, пытаться продавать тем же европейцам бензин, а не сырую нефть, не древесину кругляк, а бумагу, мебель, доски.
Позже увидел такую расчетливость и в других странах и на других идеях-фишках, сколько, например, дают ООНовские, МОТовоские и иные международные структуры Женеве, или австрийцы, придумали фишку - Моцарт, как товарный знак Зальцбурга, и на что только его гениальный лик не клеят, лишь бы продавалось. Но почему-то бельгийский пример заинтересовал больше, м.б. потому, что, то была первая дальняя зарубежная поездка. А нам бы подсматривать это, да учиться, и что-нибудь такое же напридумывать.


(Anonymous)
Mar. 20th, 2012 09:45 am (UTC)
Лора Михайловна
...Еще большее спасибо за твой вояжный опус. Я была в Брюсселе и писающего мальчика, и сказочную площадь, и некоторые кофейни сподобилась увидеть, но это удовольствие длилось только два часа - у нас сломался автобус. Это мы с Фирой Ароновной ехали из Парижа.Твой обстоятельный рассказ оживил воспоминания и основательно обогатил их незнаемыми подробностями...
n_aladina
Mar. 29th, 2012 11:21 am (UTC)
О, прекрасная Европа, совсем скоро мы встретимся, но не с твоей бельгийской красотой((

Меня в Ваших рассказах всегда подкупает красочность и многообразие.
Стоит Вас частично обвинить в моей теперь уже точно непобедимой привязанности к европейским странам)
У меня совсем малый опыт хождения в те границы, но всё только начинается... И Бельгия тоже случится. Будут вафли, Писы и прочие пока незнакомые чудеса...
А Вам ещё желаю дальних дорог и обязательных впечатлений, которые должны лечь в основу очередной истории!

ЗЫ. Хотя лукавлю: вафли российского пошиба, но типа по-бельгийски, опробованы. Сравнить пока не с чем, поэтому забраковать их нет права!))))
senart_artdeco
Sep. 25th, 2012 12:49 pm (UTC)
После такого рассказу захотелось в Брюссель за шампанским...ну ничего до следующего разу.
Жаль, что в Брюссель так и не попала!
( 4 comments — Leave a comment )