?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Четвёртый день снова посвятил монтенегритятам. Теперь двигал с Петре за рулём и Милицей за рулежём против часовой стрелки. Цетинье обошёл, пока в монастыре (где закупил Свету Татиану) шла долгая служба. Далее по серпантинам под мавзолеем Петровича до пршутовой столицы. Отведана там солонинка под безалкогольную медовинку, а на бывшей почте Ньегуши оказались сохранены карта Югославии и портрет Иосифа Броза. Спуск к Котору, до которого по прямой 5 километров, был нетороплив, ибо дорога не только без барьеров зигзагами, но и разъехаться позволяет лишь полутора автоэлементам. Испытание для аппаратуса вестибуляруса. Взгляд с километровой высоты охватывал и асфальтовую литеру М., и взлётную полосу, и практически всю фьордообразную бухту до самой Кроации, ну а итальянистый Каттаро вдохновил на пешие прогулки. Только в верхнюю крепость не полез из жадности, а точнее – некондиционного самочувствия.

Пятые сутки провёл в стране орлов. Ленивые погранцы даже штамповать паспорт поленились, хотя просил через гида Александра. Страна оказалась крайне неряшливой. Отчего появилась версия, что культура быта является производной государственности от этнических особенностей. В Шкодере обошёл обязательный для пост-ходжевского периода треугольник домов Божьих (в годы НРА вождь хвастал построением первой в мире полностью атеистической страны) и местный арбатик с каменной нене Терезой на выходе. По пути на юг запомнил «Трою» по-над Буной, мавзолей Скандербега в Лежё, бункеры для борьбы с империализмом и ревизионизмом, водосборные бочки на крышах, недостроенные верхние этажи для заныка налогов. В Дурресе – синева Адриатики, изрисованный памятник борцам, панорама порта и града с верхотуры отеля Fly и бронзовый псевдо-Леннон. В столице брезгливость вызвала пирамида Энвера, с раздолбанным фасадом и телевизионным тылом. По ходу квадрата по центру, уворачиваясь от наглейших водил, были куплены заляпанные карты времён социализма у бедного старичка, а также заказанные Лисовым сувениры в лавке. За 10 евро отведал национальные блюда в ресторации, после чего «отбился» от попрошайки. На обратном переходе границы приобрёл пузырёк «коньячного воина» и наменял леке для себя и Серёги.

24 сентября посвятил черногорской Феодосии (или, скорее, Керчи). Туда за 2,5 и 40 минут на рейсовом. От автостанции упёрто прошёл километров пять плавного подъёма до компактного Старого Бара, откуда вернулся на бусе до конечной станции железной дороги на Белград, до которого можно добраться за 10-12 часов. Вернувшись в Петровац, принял солнечную и отельную ванны, а в неспешном движении по набережной пополнял запасы подарков...

Comments

sv_erik
Oct. 23rd, 2013 10:56 am (UTC)
точное определение про иллирийцев! Муссолини силком надолго не взял, зато сейчас полное итальянское подчинение. А по синей фразе к параллели РФ (а особенно южной окраины) с Тунисом вот ещё и Албанию добавлю.