?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: литература

Э-Э.: «ИНОЗЕМЦЕВО моя историческая русская родина, куда приехали мои нЭмЭцкие предки в начале XIX века. Если не сложно, доедь туда. Мне нужна фотка моего родового дома. Скорее всего он до сих пор может быть известен как Дом Энгельгардтов. Но как вариант - после репрессий и вывоза моих родственников в степи Казахстана, там, говорят, разместили что-то типа сельсовета или даже отдали этот дом председателю колхоза (видимо чтобы ему легче было строить коммунизм). Дом - каменный! Вот, пока все сведения о нем. Ах, да. Яблоневый сад там был большой, по воспоминаниям наших стариков».

Роман закинул удочку в поиске родового гнезда ещё в начале века. Не сложилось тогда выяснить. После московской встречи с немчурой намечали со знатоком Железноводска ВладимирПалычем, но увы. 30 апреля текущего года на привокзальной площади Красноярска тема прозвучала вновь. По прибытию на Воды дедУктор приступил с решимостью. Шура малОй, обитающий в Иноземцеве, однако, смог отвезти лишь к другому немецкому дому: из кофейни Рошке Михаил Юрьич отправился на финальную дуэль. В книгах и статьях о Каррасе, где несколько семейств Энгельгардтов провело почти полтора века, адресной информации обнаружить не удалось, хотя фрагменты деяний рода питерский краевед Сергей Боглачёв выписал вполне дотошно. В книге, найденной в «михалковском храме» страстью 00-го года Люсией Maszkiewicz, прочитал, что владелец кожевенных производств Карл в начале ХХ века продал жилище в Шотландке и прикупил двухэтажную недвижимость на бывшей Ессентукской 5горска. Но ни чтение статьи Хачикова об этой улице, ни прогулка по нынешней К. Хетагурова не привели к нахождению и этого объекта. Вероятных щёлкнул без уверенности. Попробую копнуть архивы.

Tags:

Изначально возникла мысль доехать от Удэ до самой стольной. Но воображённые четверо суток хоть и приятной тряски остудили пыл. Потом «решили совместить». Отзывчивый Алёша пообещал показать центр Западной Сибири. А почти четверть Транссиба до Новониколаевска с городами и городками, где возможны «цыганрочки с выходами», выглядела интересным и неутомительным компромиссом. Погрузился на первой платформе у реконструируемого дацанообразного здания в хабаровскую часть транссибирского экспресса в 19.15. До тохо в харчевне картопляные жирные пирожки добавил в жрательный пакет. Застелив верхнее купейное место крайне колдового вагона, более суток сибаритничал на нижнем. Выехал из Бурятии в процессе захода солнца. Изгибы и протоки Селенги наблюдал почти до впадения в славное море. Но вот сам Байкал, несмотря на почти 200-километровый проезд вдоль берега, тщился узреть по темноте. Утвердился, что не зря спецом с Николаем Третьим к озеру сгоняли. После Мысовой залёг в сон до 3 с чем-то часов. В иркутском мраке подорвался без будильника и подымил на сорокаминутной остановке, обозревая старофигурный вокзал. Внезапный животный спазм ликвидировал в биотуалете у соседей – проводница деда уважила. Отвалявшись до Тырети, около 8 утра в гангнусовой Зиме при околонулёвой температуре прогулялся как следует: от надперронного четверостишия из поэмы мимо готической водонапорки по улице сожжённого Лазо к символу электрификации ВСЖД. Дом дяди Евтушенко (он же музей), к сожаленью, оказался по другую сторону обширных путей, но магнит с поэтом на местном постаменте приобрёл. А река, кстати, Ока! Маленькие стоянки – Тулун, Заозёрную и раннюю первомайскую кузбасскую Тайгу - пользовал как подступенчатый абстинент. К полудню плавно наступила весна. Следующий Нижнеудинск ничем не удивил (кроме того, что Верхнеудинск стоит на совсем другой Уде!), зато Тайшет, где вместо 3 минут 99-ый простоял почти 20, порадовал и развилками на Абакан и Усть-Кут, и памятным БАМовским знаком вкупе с «Парижем», Ильичом и паровозом. Городская гостиница оказалась тёзкой воспетой Майей Кристалинской реки, которую переехал через четверть часа после отправления из мощного узла. За Юрты перевёл телефончик на +4мск. В Красноярском крае уже ожидало лето: в солнечной Иланской забежал на надрельсовый мосток, а через три часа, насладившись предзакатной широтой енисейской, был доставлен Романом Энгельгардтом (предыдущий раз ударяли по водчонке на Щелчке в 2015-м) через шмоны на привокзальную площадь самого восточного российского миллионника. Чёткий немчура исполнил кэмэлово поручение и за беседой вручил «высоцкие сувениры». В Ачинске выхода не было, Мариинск проспал, в заснеженных Юрге и Болотной покурил меж тамбуров с позволения Саши-проводника. Петров давал о себе знать частыми сообщениями. В 9.50 на платформе Новосибирска-Главного состоялась развиртуализация кольцовского таланта.

Транссибирский скорый - https://vk.com/album6333976_264444693

От Селенги до Оби - https://web.facebook.com/erik.solovyov/media_set?set=a.2620648177949679&type=3