Category: медицина

expert

Осенность

У Коти вечный бой.

Обострилась загадочная болезнь МВ, внутри цитадели двигаемся степенно, политвоспоминания начали с середины 90-х.

Знакомство с Зимариным в процессе издания «Всем миром».

«Тектоника власти» напечатана, 500 забрал с бригадой.

Лисов неумолим, но даду любят.

Быт: плата ниже, освоил омлетик и пюЛэ, без сучки дышать легше.

Софа: наорал по телефону за кошатность и безвнучность, исправился аки москвовед (в сентябре) и «барин приехал» (в ноябре).

Патов в парчке, на Щелчке и в кабачке: маловато будет. Но в последний день сезона втроём гульнули по полной! Под ивами и под биатлон.

Трипы стабильны. Online - Berg & (ju)L. Dee.

Навестил ИринСанну на Варшавке с ночёвой,
с АлексейНиколаичем отобедали в подвальчике на Новокузе.

Поездки конкретизированы отдельными историями.

Новые столичные углы: Римская, Фонвизина и Новохохловская.

Чиж поёт полным ходом (чижиана будет описана позже).

  • Current Music
    Билан-в-пальто (Ана Бастон) - Про белые розы
  • Tags
expert

На приём (Диалоги в кабинете д-ра WasserMann`а)

Пациент: Вот пришёл…

Wassermann: Садитесь. Слушаю вас, что болит?

П: Видите ли, доктор, от меня ушла жена, да и…

W: Что же, занятная история. Не обижайтесь, право. Моя супруга поступила так же. Неделю назад.

П: Да-аа.

W: Видимо, существуют некие тайные закономерности, если хотите, связующие нити. Ну что ж, рыдать не будем, попытаемся проанализировать ситуацию. «Уже много лет я неоднократно говорю и пишу, что я вовсе не мою музыку делаю, однако передаю колебания, которые я перехватываю, что я функционирую как передатчик, что я есть радиоаппарат. Если я сочиняю правильно, в правильном состоянии, то я сам больше не существую»(1). Сколько я пытался самоустраниться, да не получилось, результат налицо.

П: Мы плохо осознаём и плохо растолковываем другим даже те крохи, которые осознаём. Не имеем пока даже инструмента для перевода другому наших субъективных бог-его-знать-чего. Вот вы в языковой транскрипции самоустранения 7 раз в 2 предложениях употребили слово «я». Как мы сможем таким образом прийти к контакту, то есть и самоустранению, я не понимаю. Ведь «изменить книгу – значит изменить жизнь: таков главнейший завет современности»(2). Дело в языке.

W: «Убить себя? Но кто убивает себя, когда он себя убивает? Кто убивает самого себя? И что такое в это случае кто?»(3). Как тут быть?

П: «Деперсонализация субъекта присуща многим современным произведениям. Особенность Драмы в том, что деперсонализация эта в ней не рассказывается (излагается), Но, если можно так выразиться, создаётся самим актом рассказывания».(2). А?

W: Нельзя так выразиться. Словесный язык не даёт нам такой возможности, другое дело – музыка. И вот, мне кажется, почему: «Хаотичность звуковой материи, музыкальный хтонизм, равно как невербальный, несмысловой характер её (крайне слабый язык) как нельзя лучше провоцируют на эксперименты с монохордом, на поиски (вселенской, разумеется) закономерности, на «открытие» числовой основы миропорядка, гармонии сфер, где музыкальная практика обязана ограничиваться строем тетрахорда, ибо изменить основным интервалам мировой гармонии (1+2+3+4=10) не просто равносильно самоубийству, но означает отклонение от оптимального психического состояния в патологию. Отсюда становится понятной широкая возможность манипулирования ментально-синкретическим механизмом деятельности, неразличённой субъектно-объектно, где любое эмоционально-ментальное напряжение в то же время есть онтологический факт для магической формы деятельности, социальная форма бытия в действительности. Только последующее развитие принципа хтонизма породит музыканта-эзотерика, анти-практика, представителя наивысшей стадии онтологической магии»(4)…

(a suivre…)

(1)   Karlheinz Stockhausen. «Texte zur Musik».

(2)   Roland Barthes. «Драма, поэма, роман».

(3)   Philippe Sollers. «Драма».

(4)   Алексей Н. Романов. «Магия слова».