Category: философия

Category was added automatically. Read all entries about "философия".

KonungsPalais

ВИДИМ-НЕВИДИМ

Орнитологические заметки
                   50-20-30

ненавидимо-невидимо-видимо:
консенсус-агностика-гностика

…какое соотношение трёх этих форм выбирает в данный период жизни каждое из индивидуальных «я». Сейчас мне, например, представляется идеальным вариант, вынесенный в заголовок, когда 50% занимает гностика, 20% консенсус, а 30% агностика.
Согласно повествованию заголовок должен быть 20-30-50.
Прям как у моделей: 90-60-90 J.
Я бы предложил по трети на каждую форму и процентик бы оставил для всяких флуктуаций. Ну, оооочень тёмной эдакой энергией.
Mikael

μεταφορά (Диалоги в кабинете д-ра WasserMann`а - logos?)

W: А в поэзии картина иная: возможности для восприятия уже (референция! – перечитывание произведений – скорее, аномалия, - хотя для прозы, пожалуй, это ярче проявляется, чем для поэзии), но безграничны возможности языкотворения. Эти парадоксальные моменты требуют особого внимания. Так же, как и рабочий инструмент поэтического познания – метафора. Эта особа требует к себе особого внимания вдвойне. Ведь слушатель может услышать в музыке (если он ищет смысл, если музыка – язык, если он не претендует на божьи лавры) только то, что есть у него самого. Музыка и слово для него – неразрывная пара, эта пара сама по себе является метафорой (есть «что сравнивается», есть «с чем сравнивается», есть и признаки сравнения – хотя бы привязанность к мышлению; о признаках размышление предстоит ещё впереди). Но и освоение этой пары в голове, а точнее – в слове тоже должно иметь подходящий для этого метод и подходящую форму. И этим методом является, приблизительно говоря, поэзия («там, где кончается философия…», а философия и музыка в паре суть определение человеческого сознания, то есть его пределы), а этой формой является μεταφορά.
П: Поговаривают, что метафора – это наиболее точное определение чего-либо. Так вот чего всё-таки? По-моему, это очень важный вопрос.
W: Безусловно. Жена так и не появляется. «Метафора – это словосочетание в речи, имеющее семантику скрытого сравнения…В метафоре, в её значении, ещё точнее – в самой основе её значения – три элемента: информация о том, что сравнивается; информация о том, с чем сравнивается; информация об основании сравнения, то есть, о признаке, общем в сравниваемых предметах (явлениях)».(5).
П: Тогда метафора является определением этого признака при помощи сравнений двух слов. Слова сравниваются, а определяется признак, то есть, modus?
W: Погодите, я договорю банальности. «Чем больше усилий требует метафора для того, чтобы сознание превратило скрытое сравнение в открытое, тем выразительнее, очевидно, сама метафора».(5). Помните наши негации, формулы с С и Ф? Там речь как раз об этом.
П: Так, значит метафора – это мост между бытиём и словом, словом и музыкой, музыкой и…, словом, мост как таковой?
W: Эк ты запел, мой друг!

(5) Борис Головин. «Выразительность речи».

Часть 2 – Топтание, 1987-1992
expert

Шлегелизация (Диалоги в кабинете д-ра WasserMann`а - logos?)

П: Так давайте же изберём это новое направление, ведь поп-струя всегда бьёт из-под ног. Что-то мешает, наверное; не одни мы, право, такие умные. А? Не наличие ли этой мелической системной музыки, которую уже никак из головы не выкинуть? Из песни слова не выкинешь. Кстати, о слове, как-то мы забыли о его патронате над нашей беседой. Ведь с его (и не только его) помощью мы достигаем понимания единства музыки, единства мелической системы и иммелической традиции. Причём, слово, как я понимаю, нам необходимо особое – метафора, то есть, появляется поэзия. «Вся история современной поэзии – непрерывный комментарий к краткому тексту философии: искусство должно стать наукой; и наука должна стать искусством; поэзия и философия должны объединиться»(2).

W: А как присобачить к этому союзу музыку, Вы представляете себе это?

П: Мы вроде перешли на «ты», а намёк на новую связь нам даст и первобытный ритуал, и миф, и Hoffmann, и Wagner, и Yes…Но ты хочешь подкопаться под общий механизм; хотя не следует забывать, что «где останавливается философия – там начинается поэзия».(3).

W: Но пока мы подождём с превращением в златоустов, попытаемся продержаться максимально, ибо «поэзия и философия есть…различные сферы, различные формы или факторы религии. Лишь попытавшись их действительно объединить, вы получите не что иное, как религию».(3). У нас есть Слово, и это слово мы произносим, и это слово произносит нас, и оно звучит, а звук слова - это исподнее поэзии и философии, а исподнее – это иммелическая музыка, и взгляд от первоначального слова из контекста нашей же беседы – это вторжение и философии, и поэзии в иммелизм – это уже мелос, который возвращает нас к зеркалу религии, которая не демонстрирует Господа, но даёт указующий намёк вкупе со всеми тупиковыми преломлениями мысли. Энтропия растёт, и держать баланс между ней и позитивной энергией-информацией реально посредством несколькозначности, параллелизмов, ритуальной смены истолкований. Возможно, от этой банальности мы сможем оттолкнуться дальше?

(2) Friedrich Schlegel, «Критические (ликейские) фраменты».

(3) Friedrich Schlegel, «Philosophie der Geschichte».